ФАС откажется от палочной системы

Глава службы пообещал перенастроить ее на поддержку конкуренции



Вступивший в ноябре 2020 года в должность главы ФАС Максим Шаскольский вчера впервые обозначил новые приоритеты работы службы. Чиновник анонсировал кардинальные перемены и переориентацию с карательного подхода к созданию предсказуемой среды, которая бы способствовала перезапуску инвестиционного цикла. Для этого ФАС откажется от расширения силовых антикартельных полномочий, которых добивался экс-глава службы Игорь Артемьев. Эффективные же инструменты поддержки конкуренции в службе обещают сохранить и переориентировать их на новые цели — так же, как и старую команду, если она окажется к этому готова.

Выступая вчера на Антимонопольном форуме, глава ФАС Максим Шаскольский впервые с момента своего назначения публично описал новые приоритеты работы службы. Чиновник анонсировал масштабные изменения в политике ФАС, главным из которых станет отказ от карательного подхода и переориентация от наказаний за антиконкурентные действия на обеспечение экономического роста. «Я думаю, что мы больше будем способствовать привлечению инвестиций, созданию новых рабочих мест, экономическому росту и созданию понятных, прозрачных и долгосрочных условий, чтобы было равновесие интересов покупателей, производителей и защита интересов тех, кто нуждается в такой защите»,— пояснил он.

Максим Шаскольский (ранее вице-губернатор Санкт-Петербурга, специализировался на тарифной политике) в ноябре сменил на посту главы ФАС Игоря Артемьева, возглавлявшего службу с 2004 года. Как ранее писал “Ъ”, в Белом доме кадровое решение объясняли необходимостью «тонкой настройки» тарифного регулирования под национальные цели. Игоря Артемьева же критиковали за так и не реализованные тарифные инициативы и увлечение борьбой за силовые полномочия в рамках «антикартельной» активности ФАС.

Вчера господин Шаскольский де-факто признал неэффективной «палочную» систему, которую годами выстраивала антимонопольная служба.

Поступления от штрафов не оказывают значимого влияния на бюджет, а зачастую их даже не удается взыскать, экономика же из-за карательного уклона фактически недополучает инвестиции. Альтернативу в ведомстве видят во внедрении в частных компаниях системы антимонопольного комплаенса, которая предупреждала бы нарушения. Отметим, что механизм заработал с марта 2020 года (его уже применяют РУСАЛ, «СИБУР Холдинг», «Уралкалий» и др.), новое руководство ФАС рассчитывает расширить его применение — в частности, разъяснять компаниям преимущества и порядок применения комплаенса. Пока барьером остается мнение компаний о дороговизне такой системы.

Кроме того, как рассказали “Ъ” в службе, ФАС в рамках поправок к спорному антикартельному пакету «исключит положения, которые фактически наделяли ведомство функциями правоохранительных органов». Речь идет в том числе о праве проводить выемки и изъятия документов при проверках, и доступе ФАС к результатам оперативно-разыскной деятельности — против этой инициативы, напомним, совместно выступили силовые ведомства, юристы и крупные компании.

Созданию предсказуемых условий для бизнеса призвана будет тарифная политика ФАС. Ключевым в ней, по словам Максима Шаскольского, будет ориентация на долгосрочные тарифы.

Этому будут способствовать принятое ранее решение об обязательных долгосрочных тарифах в электроэнергетике с 2023 года, а также масштабирование применения метода эталонов в тарифообразовании и механизма регуляторных контрактов (компании берут обязательства по развитию инфраструктуры, а регионы — по установлению долгосрочных тарифов и их индексации). Предполагается, что в совокупности это позволит компаниям планировать свои инвестпрограммы на долгосрочный период и даст им ясные ориентиры, каких изменений ждать в тарифной сфере в будущем. Новый подход ФАС в целом укладывается в логику подходов Белого дома по созданию целостной и предсказуемой деловой среды в противовес принятию точечных решений по отдельным проектам. Освобождение же от избыточных функций, вероятно, позволит службе заняться прямыми обязанностями — созданием конкурентной среды.

Обозначил господин Шаскольский и позицию по сокращению доли государства в экономике: в ряде секторов госмонополии необходимы для балансировки интересов участников рынка и потребителей. «Специфика, видимо, у нас такая, что в сферах, где очень большая концентрация капитала, где есть большие денежные потоки, присутствие государства обязательно, потому что государство обеспечивает защиту интересов потребителей, несет за это ответственность»,— заявил он.

Сохранение старой команды ФАС во многом будет зависеть от способности перестроиться. «Те, кто переосмыслят подходы, будут дальше работать»,— заметил Максим Шаскольский. Ранее службу уже покинули три заместителя руководителя: Михаил Евраев (курировал госзакупки), Павел Заборщиков (АПК) и Александр Редько (транспорт). “Ъ” будет следить за развитием событий.

Автор: Диана Галиева.

Источник: Коммерсант.

Оптимизационному пакету Минфина по госзакупкам - нет!


Источник изображения


Уход из Федеральной антимонопольной службы (ФАС) архитекторов противоречащего мировому опыту и здравому смыслу аукционного крена в госзакупках заставил активизироваться союзников Игоря Артемьева в других ведомствах, также как и он, работающих в интересах наших иностранных конкурентов. Но похоже, их блицкриг может стать лебединой песней. Оперативно внесенный в Государственную думу т.н. оптимизационный пакет поправок в закон о госзакупках №44-ФЗ (казалось бы, прошедший межведомственное согласование) встретил активное и жесткое сопротивление со стороны депутатов, сенаторов, госзаказчиков и экспертного сообщества.

Формально этот 320-страничный «оптимизационный» опус подготовавливался Минфином. Реально же он вдохновлялся ближайшим соратником экс-главы ФАС Михаилом Евраевым, который сразу после внесения пакета был уволен из ФАС. Другой его автор — директор Департамента бюджетной политики в сфере контрактной системы Минфина Татьяна Демидова — не просто выходец из — в 208-2017 гг. была замом Евраева, а потом возглавила управление ФАС по госзаказу. При ее непосредственном участии создавался противоречащий мировому опыту и здравому смыслу аукционный крен в госзакупках. Как и Евраев с Артемьевым, она, по мнению экспертов, связана с Алексеем Навальным, иностранными транснациональными корпорациями и прочими деструктивными силами.

По информации наших источников, помимо Евраева, своих постов могут лишиться некоторые заместители министра, не глядя согласовавшие «оптимизационный пакет». В конце прошлой недели Минэкономразвития выступил не просто против оптимизационного пакета, но и за отказ от электронных аукционов вообще.

Новый руководитель ФАС Максим Шаскольский на антимонопольном форуме 2021 18 февраля заявил, что политика ФАС изменится кардинально.

Традиционно против процедурно-аукционного подхода в госзакупках, проповедуемого Демидовой-Евраевым выступал ОПК, промышленное лобби, представители науки, культуры, образования. Вице-премьер Юрий Борисов не раз подвергал Демидову и ее куратора жесткой критике за непрофессионализм в регулировании госзакупок.

Похоже, Минфин оказался в самоизоляции. И если Антон Силуанов не уделит более пристального внимания к этой важнейшей сфере, которую он отдал на откуп агентам Артемьева, не поставив на нее «своего» человека, он сам окажется в затруднительном положении.

Жесткой критике подвергли «оптимизационный пакет» и в Совете Федерации, заваленном письмами из регионов о том, что по придуманным Демидовой-Евраевым процедурным правилам невозможно работать, что 320-страничные поправки не упрощают, только усложняют жизнь как заказчикам, так и добросовестным поставщикам, что под предлогом борьбы за конкуренцию в регионах введение аукционов обернулось разорением местного малого бизнеса, захватом тендеров королями госзаказа либо недобросовестными структурами, поставляющими некачественный товар или услугу.

Основные претензии к «оптимизационному пакету» следующие.

Во-первых, он написан в рамках все той же доказавшего свою неэффективность примата процедуры над результатом. Когда ее соблюдение важнее того, что закуплен некачественный либо ненужный товар по завышенным ценам. Почти все 320 страниц этого опуса — про процедуру. Очень странно, что Минфин, который призван экономить и считать деньги, в лице Демидовой и ее куратора Алексея Лаврова с упорством, достойным лучшего применения, отказывается от введения элементарных форм контроля за ценообразованием. Например путем простого сравнения цен на идентичные товары по госконтрактам и на рынке. Например, на лекарства в аптеке — и для бюджетных больниц, на продукты в магазине — и для школьных столовых, на ГСМ на заправках д- и ля закупаемых для нужд армии, на компьютеры на доступных интернет площадках — и для губернаторских офисов. Казалось бы, нет ничего проще, но Минфин категорически против введения элементов ценового контроля вместо бесполезного и мелочного процедурного. Не потому ли, что такой контроль быстро покажет, что на любимых Демидовой и Лавровым аукционах де факто закупать дороже, и сразу станет понятно, что вместо организации тендера или аукциона госзаказчику проще и дешевле было бы пойти и купить на рынке, в аптеке, на соседней нефтебазе и т.д.

Мы уже не говорим про более сложные формы контроля за результатами закупок. Об этом тоже на 320 страницах минфиновского опуса ни слова.

Во-вторых, «оптимизационный пакет» еще более усиливает аукционный крен системы госзакупок. Вместо разрешенных действующей редакцией №44-ФЗ 11 способов закупки (и 20-30 в странах ЕС и США) предлагается оставить всего 3 — аукцион, запрос котировок и простой конкурс. В первых двух единственным критерием является цена, в третьем удельный вес качества настолько выхолощен, что экспертами конкурсы по №44-ФЗ называются аукционами-лайт. Кстати, в некоторых развитых странах наши конкурсы с только жестко формализованными неценовыми критериями тоже попали бы в категорию аукционов.

Напомним, если в России «благодаря» усилиям пятой колонны доля аукционов в госзакупках достигла 80%. то в развитых странах они практически не используются.

Более того, п (90) Директивы ЕС №2014/24/EU от 26.02.2014 рекомендует странам-членам отказаться от таких способов закупок, где единственным критерием является цена. То есть запрещать надо как раз аукционы и запросы котировок, а не конкурсы и запросы предложений.

Аукцион, являющийся эффективным способом продажи, крайне осторожно надо использовать как способ закупки. Ведь в этом случае заказчику-покупателю необходимо подробно и точно описать в ТЗ и аукционной документации все неценовые характеристики товара, а он по определению не может быть специалистом во всех товарах. То есть аукцион в закупках неизбежно ведет к порочной дилемме заказчика — либо он тратит время, силы и средства на самостоятельную подготовку ТЗ, штат отделов закупок раздувается (в госзакупках РФ уже занято более 1 млн. человек — больше чем в МВД или армии) — причем без гарантии ошибки и получения победителем поставщика некачественного товара — либо заказчик обращается за «помощью» в подготовке ТЗ и документации к потенциальному поставщику, возникает «заточка» последних и вся конкуренция на торгах превращается в профанацию. По данным Счетной палаты, последний вариант выбирается уже в 60% аукционов, причем сложно обвинять несчастных гос- и особенно муниципальных заказчиков в тотальной коррумпированности. Зачастую «заточка» — единственный способ выжить, обеспечить жизнедеятельность города или поселка, получив надежного поставщика, а не фирму-однодневку, предлагающую минимальную цену лишь бы победить в аукционе.

Забавно, что именно антимонопольная служба в лице Артемьева и Евраева навязывала в госзакупках аукционы, а ведь они ведут к монополизации: победитель аукциона получает всё, проигравшие участники вынуждены уйти с рынка, а зачастую из бизнеса. Именно из-за деструктивной политики ФАС и Минфина, навязавших аукционный крен в госзакупках, уничтожены сотни тысяч малых и средних предприятий в российских регионах, появились «короли госзаказа», во многих регионах монополизированы рынки поставки лекарств или осталась 1 строительная компания. Реальную, а не имимируемую конкуренцию поддерживает внедрение таких способов закупки, когда определяется несколько победителей. Например. занявшему 1 место в тендере даётся больший процент госконтракта, 2-му и 3-му месту — меньший. Или госзаказчик обязывает взять занявших 2-3 места на субподряд. Но Минфин такие разумные способы, повсеместно применяемые в госзакупках развитых стран и в коммерческих закупках, запрещает. А ФАС при Артемьеве даже карал за такие схемы как за картельный сговор.

Аукцион абсолютно не оправдан при мелких и средних закупках, когда издержки проведения торгов превышают даже потенциальную экономию даже при правильно составленном ТЗ. Это как раз вышеописанные случаи, когда проще пойти и купить на рынке, в аптеке или на нефтебазе, чем организовывать аукцион. Поэтому пределы закупок малого объема должны быть повышены с нынешних 600 тыс. до 5 или 10 млн. рублей. По таким закупкам заказчику должно быть предоставлено право выбора любой процедуры — при жестком финконтроле и контроле за соответствием цен закупаемой продукции рыночным. Вот одна эта поправка достойна была бы назваться оптимизационным пакетом, она позволила бы сократить раздутый штат отделов закупок, снять до 80% ненужной писанины и головной боли заказчика по мелким закупкам. Но именно этого предложения в оптимизационном пакете Минфина нет. Наоборот, он загоняет мелкие закупки в запросы котировок — считай те же аукционы, только слегка упрощенные.

Казалось бы, при аукционе побеждает поставщик с наименьшей ценой. На самом деле закупка на аукционах обходится государству дороже. Недаром Минфин так яростно сопротивляется контролю за соответствием рыночным ценам цен по госконтрактам. Ведь по нашим оценкам, ежегодная переплата на аукционах составляет 2 трлн. рублей. Вот ущерб, который наносит Демидова и Лавров своей политикой, неплохо было бы попросить их компенсировать его, когда эти граждане, наконец, окажутся под следствием.

Происходит переплата на аукционах следующим образом. Представим себе госзаказчика, которому нужно купить лекарства. Он направляет 3 запроса разным фирмам, и получает ответ, что у первой качественное лекарство стоит 1000 руб., вторая продает аналог попроще за 800, у третьей дженерик с побочкой стоит 300. Госзаказчик суммирует, определяет начальную цену как среднее арифметическое в 700 рублей и объявляет аукцион. Разумеется, первые два поставщика либо не участвуют, либо проигрывают, а третий, снижая начальную цену до 600 рублей, победжает. Госзаказчик рапортует о 15% экономии (700-600=100 руб.), но на самом деле он вдвое переплатил за дешевую подделку с побочными эффектами.

Чтобы было понятно, что это не оплошность Демидовой, Лаврова и их уволенных из ФАС союзников, а целенаправленное вредительство, скажем, что именно они запретили проводить аукционы по торговым наименованиям лекарств. То есть чтобы по цене конкурировали хотя бы идентичные препараты — тогда действительно в аукционах есть хоть какой-то смысл. Вместо этого указанные граждане предписали проводить аукцоны только по международным непатентованным наименованиям (МНН), то есть как раз торги по цене между качественными препаратами и их дешевыми подделками с очевидным результатом и указаконенной переплатой.

При аукционе госзаказчик-покупатель обязан установить начальную цену. Помимо колоссальных коррупционных рисков, это нелогично с точки зрения экономической теории — цена должна «плясать» от продавца. И «оптимизационный» пакет Минфина уделяет особое внимание обязательной публикации начальных цен, усиливая абсурд в госзакупках РФ.

Против аукционного крена в госзакупках неоднократно высказывался не только наш Институт повышения конкурентоспособности, но и Счетная палата и Центр стратегических разработок Алексея Кудрина, НИУ-ВШЭ, другие уважаемые организации. Все они предлагали либо полностью, либо в значительной мере отказаться от использования аукционов, не сократить, а расширить число разрешенных способов закупки, разрешив ценовые и конкурентные переговоры, закупки биржевых товаров на биржах, мультисорс, динамические системы закупок и даже возможность проектировать заказчику свои способы закупок. Все эти уважаемые организации предлагали существенно расширить использование такого простого удобного и действительно конкурентного способа, как запрос предложений (именно он самый популярный в ЕС).

Но Минфину как об стенку горох — в «оптимизационном» пакете запрос предложений запрещается. Как и некоторые виды сложных конкурсов — под тем предлогом. что они мало используются госзаказчиками. Со стороны Демидовой и Лаврова это верх лицемерия — они сначала навязали заказчикам аукционный перечень (большинство видов продукции можно закупать только на аукционах), жестко ограничив использование запросов предложений и конкурсов, а потом говорят что они де «непопулярны» у заказчиков.

В-третьих, под видом упрощения «оптимизационный» пакет предлагает универсальную предквалификацию заказчика. Описание ее — в нескольких десятках пунктов. Опять верх цинизма — для остатков малого бизнеса доступ к госзаказу будет закрыт, предквалификация станет непреодолимым административным барьером. И как можно говорить об одинаковых требованиях для поставщиков канцтоваров и космических ракет, продуктов питания и услуги по строительству мостов и тоннелей? Демидова и Лавров — творцы этого опуса — ничего не понимают в предмете своего регулирования. Либо намеренно пишут законопроекты в интересах посредников-решал, специализирующихся на связях с регуляторами госзакупок и выигрывании аукционов.

В итоге, «оптимизационные поправки» не решают накопившихся проблем в госзакупках, а лишь усиливают их. Усиливают аукционный крен, усиливают риски монополизации и коррупции, написаны в интересах сомнительных посредников и иностранных транснациональных корпораций, надеющихся с помощью заниженных цен и демпинга захватить отечественный рынок. Разработчиков пакета Татьяну Демидову и Алексея Лаврова необходимо отстранить от занимаемой должностей и провести в их отношении самое тщательное расследование.

Агента экс-главы ФАС - вон из Минфина!

Участники рынка с облегчением восприняли новость о лишении полномочий по контролю за госзакупками Михаила Евраева. Такое решение принял новый руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Максим Шаскольский в начале февраля, и неспроста. Евраев не только замешан в коррупционных схемах при выделении миллиардов бюджетных средств на «пустышку» ГИС ЖКХ, но и тем, что является по сути создателем аукционного крена в системе госзакупок РФ, системы, противоречащей мировому опыту и здравому смыслу, строившей нашей стране триллионов потерянных денег, потерянных процентных пунктов экономического роста из-за того, что госзакупки работали не на развитие отечественной экономики, как во всех странах, а в интересах иностранных ТНК и связанных с прежним руководством ФАС профессиональных жалобщиков. Тысяч потерянных человеческих жизней из-за закупленных на аукционах втридорога фальшивых и поддельных лекарств без лечебного эффекта и (или) с побочными последствиями. Поэтому решение Шаскольского можно только горячо приветствовать.

Но не стоит забывать, что за нормотворчество в госзакупках отвечает не ФАС, а Министерство финансов, где на профильном департаменте сидит Татьяна Демидова, выходец из того же ФАС, выращенная тем же Евраевым, и так же как и он имеющая тесные связи с Алексеем Навальным, профессиональными жалобщиками и другими деструктивными силами. Демидову в экспертных кругах называют не иначе как агентом Артемьева в Минфине.

Неудивительно, что все время Демидова проводила ту же самую деструктивную политику по усилению аукционного крена и разрушению экономики страны. Когда на позапрошлом Гайдаровском форуме директор Института повышения конкурентоспособности Алексей Ульянов публично спросил ее, может ли она назвать хоть одну страну, где как в России, в госзакупках используются обратные аукционы, она ничего не смогла ответить. Потому что это разве что Узбекистан, но даже там аукционы используются не в таких масштабах и не в такой уродливой форме, как в России — благодаря усилиям Евраева и Демидовой. После ее многозначительного молчания Ульянов публично назвал Демидову профнепригодной, но это не смутило минфиновского директора департамента с сумочкой в несколько годовых зарплат. Она чувствовала себя уверенно пока ее деструктивные действия прикрывал Артемьев с Евраевым, что готова была снести публичные обвинения в лицо.

Но с отставкой Артемьева пятая колонна испугалась и засуетилась. Именно этим можно объяснить усиленное проталкивание Демидовой очередной разрушительной инициативы под видом законопроекта об упрощении госзакупок. Речь идет о сокращении числа способов закупок с 11 до трех. Мало того, что прокрустово ложе №44-ФЗ разрешает всего 11 способов закупок, в то время как эксперты ЕС и ОЭСР рекомендуют как минимум 25. Какое извращенное сознание нужно иметь Демидовой и Евраеву, чтобы законодательно запретить закупку биржевых товаров на бирже, запретить ценовые конкурентные переговоры (в целях «развития конкуренции» в РФ запрещены конкурентные переговоры!), а ведь только на переговорах можно обсудить и потом по их результатам оптимально купить сложные товары, уникальные услуги, строительные и другие работы…

Теперь же Демидова предлагает запретить запрос предложений — самый популярный в развитых странах способ закупки. И некоторые виды конкурсов. Останутся по ее задумке только аукцион, запрос котировок и простой конкурс. Делается это якобы потому, что другие способы закупок мало используются. Но мало используются другие способы госзаказчиками не потому, что они, как умалишенные, являются сторонниками аукционов, а потому что Евраев с Демидовой запретили им использовать, либо сильно ограничили по цене и другим условиям. С подачи Евраева и Демидовой принят так называемый аукционный перечень, по которому широкий ряд товаров можно закупать только на аукционах. После этого заявлять, что другие способы не востребованы госзаказчиками — просто верх лицемерия и цинизма со стороны Демидовой.

Кстати ЕС своей директивой от 2014 года настоятельно рекомендовал странам-членам отказаться от способов закупок, где единственным критерием является цена. То есть если и запрещать, что как раз аукционы и запросы котировок, а не конкурсы и запросы предложений.

Демидову уже давно пора отстранить от занимаемой должности за профнепригодность а ее персоной давно пора заняться правоохранительным органам. Там не только коррупция, но и вредительство с госизменой налицо.

Шаскольский меняет команду ФАС

MOSCOW, RUSSIA — NOVEMBER 11, 2020: Former Federal Antimonopoly Service Head Igor Artemyev (L) and former St Petersburg Vice Governor Maxim Shaskolsky during a meeting with Russia’s Prime Minister Mikhail Mishustin at the House of the Russian Government. Alexander Astafyev/POOL/TASS


Назначенный 10 ноября 2020 года главой Федеральной антимонопольной службы (ФАС) вместо ушедшего Игоря Артемьева Максим Шаскольский сразу поменял подходы в самых болезненных вопросах — продвижении антикартельного и пятого цифрового пакетов. Оба документа, вызывавшие резкое неприятие предпринимателей и могущих по мнению экспертов нанести существенный вред экономике России будут смягчены либо сняты с рассмотрения вовсе.

Но новые подходы невозможны без тотальной смены команды. Ведь не только господин Артемьев, но и большинство его заместителей и руководители ключевых территориальных управлений явно засиделись на своих постах, обросли коррупционными связями с монополистами. Говоря языком лауреата Нобелевской премии по экономике Жана Тироля, при несменяемости руководства контрольного органа произошел классический захват регулятора теми структурами, которые он по идее должен регулировать.

Первой ласточкой стало появление еще в ФАС перед самым Новым годом Геннадия Магазинова. Он возглавлял аппарат Шаскольского в питерской мэрии, поэтому его назначение замом вполне логично. При этом он взял на себя не только административно-хозяйственные вопросы, но и антимонопольное регулирование АПК и транспорта.

А 22 января замглавы ФАС назначен Петр Иванов, перешедший в антимонопольные органы из РЖД. Возможно, ему перейдут от Магазинова вопросы транспорта.

Ушли же из ФАС пока только 2 зама — Павел Заборщиков и Александр Редько. Первый, человек в общем неплохой, был на 100% предан Артемьеву и серому кардиналу ФАС Андрею Цариковскому. Второй — один из немногих замов, кто считался человеком не Артемьева, а скорее Игоря Шувалова.

Произошла замена и в ключевом территориальном управлении — Санкт-Петербургском, которое покинул Вадим Владимиров, считавшийся дальним родственником серого кардинала ФАС. То есть его увольнение — несомненный удар по Цариковскому, дни которого в ФАС очевидно сочтены. По информации наших источников, размер взяток и откатов за решение вопросов по госзакупкам в Питере, которые брали люди Владимирова со ссылкой на необходимость отправки значительной части Цариковскому, достиг в последние годы астрономических размеров. И на эти проблемы, конечно, должны обратить самое пристальное внимание правоохранительные органы.

Помимо Цариковского, ближайшими кандидатами на вылет, причем с вероятной сменой замского кабинета на скамью подсудимых, могут стать Михаил Евраев и Сергей Пузыревский.

В любом случае, учитывая сложности российской госслужбы, 2 зама и один руководитель теруправления за 2 месяца — неплохое начало. Шаскольскому надо пожелать удачи в дальнейшей расчистке авгиевых конюшен в ФАС.

Пятая колонна топит нового главу ФАС


Назначенному 10 ноября на пост руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Максиму Шаскольскому досталось тяжелое наследство. Прежний глава ведомства Игорь Артемьев превратил антимонопольную службу в игрушку в руках крупнейших монополий, в первую очередь иностранных. Стянув на себя гигантские полномочия, расставив на ключевые посты своих людей, Артемьев проводил по сути деструктивную, вредительскую политику, немало поспособствовав впадению нашей страны в долгосрочную стагнацию, превращению России в сырьевой придаток, усилению демографического кризиса. Именно Артемьев и его команда согласовали все без исключения крупные слияния, провалив задачу развития конкуренции. Именно Артемьев и его команда создали уродливую, противоречащую мировому опыту и здравому смыслу систему госзакупок с аукционным креном и бессмысленным процедурным контролем. В результате в госзакупках царит чудовищная коррупция, заточка документации под конкретного поставщика (зато с соблюдением процедуры), закупка некачественных и ненужных товаров по завышенным ценам (зато на аукционах). На совести Артемьева и его заместителей Михаила Евраева и Тимофея Нижегородцева, кстати, современный кризис с лекарствами и тысячи смертей наших граждан — ведь поставщики качественных препаратов их усилиями годами исключались из закупок и из рынка.

Именно Артемьев и его команда возбуждали дела против малого и среднего бизнеса, в т.ч. несырьевых экспортеров — в интересах крупных иностранных монополий. Именно Артемьев и его команда преследовали современные формы частно-государственного партнерства (например, развитие концессий), тормозив модернизацию инфраструктуры нашей страны. Именно Артемьев и его команда под видом защиты конкуренции преследовали лучшие региональные практики, в т.ч. по ограничению злоупотреблений алкоголем.

Первыми шагами Шасколького на своем посту стал пересмотр наиболее опасных инициатив предшественника — т.н. «антикартельного» и пятого цифрового» пакетов. Первый под видом борьбы с картелями грозил уничтожить остатки частного бизнеса в стране — ведь почти любой договор мог стать в интерпретации артемьевских архаровцев уголовно наказуемым «картелем». Второй грозил разрушить отечественную ИТ-отрасль и фарминдустрию.

Против пятого цифрового пакета ФАС консолидированно выступило против все деловое сообщество РСПП, «Деловая Россия», отечественые ИТ-гиганты Яндекс и Mail.ru. Последняя написала в Правительство жалобу на действия ФАС по разрушению отечественного ИТ-рынка Представители малого и среднего ИТ-бизнеса назвали цифровой пакет ФАС попыткой рейдерства.

Разгромный отзыв на пятый пакет дали Минэкономразвития, Минцифры и ведущие юристы России — члены Президентского совета по кодификации.

В этих условиях можно только удивляться, почему пятый пакет рассматривался так долго, а его разработчки (помимо Артемьева — его заместители Сергей Пузыревский и Алексей Доценко) не были отправлены под следствие с обвинением за госизмену.

И вот сейчас, когда новый глава ФАС Шаскольский объявил о существенном смягчении цифрового пакета, в СМИ на него началась настоящая атака. «Яблочник» Артемьев известен своими связями не только с зарубежными структурами, но и рядом оппозиционных деятелей (таких как Алексей Навальный), либеральными и оппозиционными медиа. Кроме того, от разрушительной политики экс-главы ФАС кормилось огромное число юристов и «экспертов». Они наперебой бросились восхвалять мифические заслуги Артемьева в проплаченных публикациях и голословно обвинять Шасколького.

Анатолий Семенов, известный своей поддержкой сомнительной инициативы ФАС по легализации «параллельного импорта» (по мнению ряда экспертов, эта инициатива могла подорвать импортозамещение, программы локализации производства в России, привести к наплыву контрафакта, в т.ч. поддельных лекарств в Россию), недавно договорился до того, что

Шаскольский де «пошел на поводу у монополистов», смягчая в интересах развития страны и сохранения ИТ-отрасли «пятый цифровой пакет». И, добавим, учитывая замечания коллег из Минэка, Минцифры и администрации Президента, чего его предшественник имел наглость не делать.

Публично оскорбляя нового главу ФАС, Семенов подписался в статье как зампред комитета по интеллектуальной собственности РСПП, чем дискредитирует эту уважаемую организацию, всегда выступавшую против сомнительных и деструктивных инициатив Артемьева, выступавшую за дерегулирование. Поэтому вряд ли РСПП и ее члены не будут приветствовать смячение регуляторной нагрузки, предпринимаемое Шаскольским. Возможно, с уходом Артемьева граждане подобные Семенову потеряли не только идеологического союзника, но и кормовую базу.

Дело ФАС против петербургской компании за сговор на торгах по поставке питания в детские сады устоял


Источник изображения


Арбитражный суд Северо-Западного округа оставил в силе решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) против АО «ФИРМА ФЛОРИДАН» (г. Санкт-Петербург), отменив тем самым решения предыдущих инстанций. Верховный Суд Российской Федерации отказал ФАС в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Началось с того, что ФАС возбудила дело против компании по признакам нарушения пункта 2 части 1 статьи 11 №135-ФЗ, что выразилось в заключении антиконкурентного соглашения при участии в аукционах на поставку продуктов питания в детские сады.

Как и подавляющее большинство выявленных ФАС «картелей», в рассматриваемом деле жертвой стал микробизнес, в то время как «короли госзаказа» и заточенные под них тендеры остаются вне поля зрения ФАС. Но именно ФАС создала «кривую» систему госзаказа в нашей стране с аукционным креном и мелочным процедурным контролем, которая не может не генерировать сговоры. Как и в подавляющем большинстве антикартельных дел, ФАС преследует малый бизнес, обвиняя в картеле по формальным основаниям (небольшое процент падения цены на торгах от с потолка взятой начальной). Как соотносилась цена на торгах с рыночными ценами, понес ли бюджет ущерб, ФАС вообще не волнует.

ФАС пришла к выводу о наличии в действиях АО «ФИРМА ФЛОРИДАН», АО «Комбинат социального питания Василеостровского района», ООО «Воскресенье» общей модели экономического поведения при проведении аукционов, которая выражалась в поддержании начальной (максимальной) цены контракта (НМЦК) в аукционах с ограниченной конкурентной средой и обеспечении участия (подстраховки) в аукционах с широким кругом участников. В аукционах помимо компаний также принимали участие иные лица. В рамках закупок компании не подавали ценовых предложений, победителями закупок стали иные лица.

Как указал суд первой инстанции, по смыслу статьи 11 № 135-ФЗ, незаконное соглашение или картель безусловно должны быть направлены на получение преимуществ для участвующих в таком соглашении. Между тем, в решениях ФАС отсутствует детальный анализ поведения участников аукционов, который бы позволил установить, что поведение компаний было направлено на создание незаконных преимуществ кому-либо из них. Суд не усмотрел доказательств создания компаниями препятствий другим участникам аукционов.

Учитывая, что для вменения картеля при участии в торгах, необходимо проанализировать поведение каждого участника на таких торгах, ФАС не могла ограничиться лишь фактом наличия признаков такого соглашения, как то, нахождение лиц по одному юридическому адресу, участие в торгах с одного IP-адреса, переписка между участниками, тесное взаимодействие и контроль за всеми торгами со стороны сотрудников АО «ФИРМА ФЛОРИДАН». ФАС, по мнению суда первой инстанции, следовало оценить поведение каждого из участников такого соглашения и дать детальную оценку поведения при участии в конкретных торгах. Так, например, в некоторых аукционах, как уже было отмечено выше, помимо компаний также принимали участие иные лица. Победителями перечисленных аукционов становились также разные участники, в том числе ООО «Воскресенье», ООО «Служба экспресс-доставки», ООО «Торговля от «Петмола «опт», ООО «Максимус», АО «Рождественское», ООО «Вкус». Снижение НМЦК составило от 8% до 43%. Какого-либо детального анализа поведения на перечисленных торгах ООО «Воскресенье», АО «Фирма Флоридан» и АО «Комбинат социального питания Василеостровского района» решение ФАС не содержит, что не позволяет сделать вывод о том, что указанные компании действовали сообща в целях поддержания цен.

Более того, при столь значительном снижении НМЦК у ФАС не было оснований утверждать о получении указанными лицами необоснованной выгоды. ФАС утверждает, что в таких условиях, когда в торгах принимало несколько участников, ООО «Воскресенье» было вынуждено конкурировать и значительно снижать цену. Однако, то же самое можно тогда сказать и о других участниках торгов, не уличенных ФАС в сговоре. Суд первой инстанции также пришел к выводу о нарушении ФАС глубины проверки в отношении аукционов, проведенных 12.05.2015 и 13.05.2015. Срок давности возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства в отношении данных закупок истек 12.05.2018 и 13.05.2018 соответственно (торги с участием АО «ФИРМА ФЛОРИДАН» и АО «Комбинат социального питания Василеостровского района»), в связи с чем ФАС должна была прекратить рассмотрение дела в случае истечения срока давности. Оспариваемое решение ФАС вынесено 28 сентября 2018 года (резолютивная часть объявлена 24.09.2018).

К сожалению, апелляция отменила решение суда первой инстанции, признав правоту ФАС, отметив, что снижение цены по указанным торгам было минимальным – от 0,5 до 2%. В отсутствие других участников АО «ФИРМА ФЛОРИДАН» и ООО «Воскресенье» между собой не конкурировали, по сути, договорившись о том, кто станет победителем тех или иных торгов. Об этом свидетельствуют собранные ФАС доказательства, а также признание директора АО «Фирма Флоридан» Тавровой Т.А., в которых она сообщила о том, что при участии в аукционах АО «Фирма Флоридан» и ООО «Воскресенье» действовали по взаимной договоренности в рамках заключенного антиконкурентного соглашения. Кроме того, согласно объяснениям Тавровой Т.А., у АО «Фирма Флоридан» и ООО «Воскресенье» ведется единый мониторинг торгов, сотрудники договорного отдела АО «Фирма Флоридан» работают по совместительству в ООО «Восресенье», готовят заявки для участия в аукционах, в том числе для ООО «Воскресенье» и ООО «КСП Василеостровского района». Таким образом, апелляция признала ошибочными выводы суда первой инстанции о том, что поведение АО «Фирма Флоридан», ООО «Восресенье» при участим в торгах не имело характерных признаков картеля и не обеспечивало преимуществ победителю, не ограничивало конкуренцию. Указанные лица, по сути, «распределили» между собой торги и определили для себя приемлемый процент снижения первоначальной цены в целях получения максимальной прибыли. (Дело № А56-166144/2018)

Дело ФАС против тувинского наркодиспансера устояло в кассации


Источник изображения


Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа оставил в силе решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) против ГБУЗ «Республиканский наркологический диспансер» (Республика Тыва), подтвердив тем самым решение судов предыдущих инстанций.

Началось с того, что ФАС возбудила дело против диспансера по признакам нарушения пункта 1 части 1 статьи 10 №135-ФЗ, что выразилось во включении в расчеты коэффициента накладных расходов по плановым назначениям за 2016 и 2017 год затраты, не предусмотренные Порядком определения цен (тарифов) на медицинские услуги.

ФАС в отношении ГБУЗ «Реснаркодиспансер» проведена плановая выездная проверка, из акта которой следует, что наркодиспансер включило в расчеты коэффициента накладных расходов по плановым назначениям за 2016 и 2017 год затраты, не предусмотренные Порядком определения цен (тарифов) на медицинские услуги, предоставляемые медицинскими организациями, утвержденных Приказом Министерства здравоохранения Республики Тыва, а также установила единые цены на медицинское освидетельствование с химико-токсикологическим исследованием без учета его этапов.

По мнению ФАС, наркодиспансер является хозсубъектом, занимающим на рынке оказания медицинских услуг в виде медосвидетельствования врачом психиатром-наркологом с проведением химико-токсикологического исследования на наличие в организме человека наркотических средств, психотропных и других токсических веществ в пределах территории Республики Тыва, долю в размере 99,20% (2016 год) и 99,13% (2017 год).

Суд согласился с доводом ФАС о том, что установление единой цены за подтверждающее химико-токсикологическое исследование, с лиц, прошедших предварительное химико-токсикологическое исследование и в образце биологического объекта (моче) которых не были обнаружены наркотические средства, психотропные вещества и их метаболиты, лекарственных препаратов для медицинского применения, вызывающих нарушение физических и психических функций, которые могут повлечь неблагоприятные последствия при деятельности, связанной с источником повышенной опасности, метаболитов и аналогов указанных средств, веществ и препаратов является неправомерным и противоречит требованиям пунктам 18 Порядка № 441н и 10 Порядка N 933н.

В части включения в расчеты коэффициента накладных расходов по плановым назначениям за 2016 и 2017 год затраты, не предусмотренные Порядком определения цен (тарифов) на медицинские услуги, предоставляемые медицинскими организациями, утвержденных Приказом республиканского Минздрава № 745 от 25.06.2014 года и №77 от 31.01.2017 суд обратил внимание на то, что полномочие по определению размера стоимости за освидетельствование, проводимое в порядке, установленном уполномоченным органом по личному заявлению граждан с забором биологических сред для химико-токсикологического исследования у наркодиспансера отсутствует.

Суд пришел к выводу о том, что стоимость платных медицинских услуг рассчитана наркодиспансером неправомерно, с учетом коэффициентов накладных расходов, включающих затраты, не предусмотренные Порядком определения цен. Более того, в данном случае судом также было учтено положение пункта 2.9. Порядка определения цен, где указано, что тариф платной услуги в обязательном порядке определяется на основании калькуляции, путем суммирования всех расходов, указанных в данных Методических рекомендациях, связанных с предоставлением услуг, полагает, что при оказании медицинской услуги по освидетельствованию коэффициент накладных расходов должен включать только те затраты, которые непосредственно связанные с оказанием конкретной услуги.

При таких обстоятельствах, суд заключил, что в действиях наркодиспансер по установлению единой цены на услуги по проведению медосвидетельствование и включение в расчеты стоимости услуги коэффициента накладных расходов по плановым назначениям за 2016 и 2017 годы затрат, не предусмотренных Порядком определения цен, содержатся нарушения части 1 статьи 10 №135-ФЗ. (Дело № А69-1643/2019)

ФАС наказала малое предприятие за сговор на торгах по поставке горячего питания для Сургутского УМВД


Источник изображения


Арбитражный суд Западно-Сибирского округа оставил в силе решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) против ООО «Ревитал» (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, г. Сургут), подтвердив тем самым решения судов предыдущих инстанций. Компания является малым предприятием.

Началось с того, что ФАС возбудила дело против компании по признакам нарушения пункта 2 части 1 статьи 11 №135-ФЗ, выразившегося в сговоре на торгах. ФАС вынесла постановление о назначении компании административного штрафа в размере 1 797 791 руб. 56 коп.

27.02.2017 на сайте www.zakupki.gov.ru Управлением Министерства внутренних дел России по г. Сургуту опубликовано извещение о проведении аукциона на оказание услуг по организации комплексного горячего питания иностранных лиц, находящихся в Центре временного содержания иностранных граждан. Ценовые предложения подавались компанией и ООО «Твой дисконт» с одного IP-адреса, заявки поданы в один день с одного и того же IP адреса. Начальная (максимальная) цена контракта (НМЦК) — 12 100 000 руб. Компанией цена снижена (27.03.2017 – 3 226 руб. 90 коп.) – 4,5%, ООО «Твой Дисконт» (27.03.2017 –2 263 руб. 75 коп.) – 33,01%. По результатам аукциона победителем признана компания. На аналогичном аукционе от 07.11.2017 ценовые предложения, заявки от компании и от ООО «Твой Дисконт» поданы в один день, с одного и того же IP адреса. НМЦК – 8 000 000 руб., компанией цена снижена (27.03.2017 — 1 969 руб. 42 коп.) на 4 %, ООО «Твой Дисконт» (27.03.2017 — 1 702 руб. 66 коп.) – на 17 %. По результатам аукциона победителем признан ООО «Рускомплект пит», в связи с отказом от заключения контракта или уклонение участника от заключения контракта, контракт заключен с участником, занявшим 2-ое место — ООО «Ревитал». На третьем аукционе, также от 07.11.2017, ценовые предложения, заявки компании и ООО «Твой Дисконт» поданы в один день, с одного и того же IP адреса. НМЦК составила 8 000 000 руб., цена снижена компанией (27.11.2017 — 3 210 руб.) на 5%, ООО «Твой Дисконт» (27.11.2017 — 3 007 руб. 20 коп.) – на 11%. По результатам аукциона победителем признано ООО «Рускомплект пит», в связи с отказом от заключения контракта или уклонение участника от заключения контракта, контракт заключен с участником, занявшим второе место, – ООО «Ревитал». Согласно протоколам подведения итогов электронных аукционов от 27.03.2017 и от 27.11.2017 заявки ООО «Твой Дисконт» отклонены.

По мнению ФАС, участники аукционов, компания и ООО «Твой Дисконт», действовали согласовано с момента подачи заявок на участие в аукционах, были информированы о стратегиях друг друга, выполняли заранее согласованный план действий и в сложившейся ситуации, оказавшись участниками аукционов, распределили роли между собой, в соответствии с интересами каждого.

Учитывая незначительное снижение НМЦК, частое совместное участие указанных хозяйствующих субъектов в закупочных процедурах, ФАС сделала вывод о возможном наличии сговора данных хозяйствующих субъектов с целью завышения цены контрактов. Из пояснений компании ФАС следует, что с целью диверсификации, в рамках исполнения обязательств по контрактам, предметом которых является организация услуг по обеспечению питанием, компания и ООО «Твой Дисконт» приняли решение об участии в вышеуказанных аукционах.

ФАС в действиях компании и ООО «Твой Дисконт» выявлены признаки нарушения пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции, выразившегося в сговоре на торгах. При этом соответствующие обстоятельства компанией не оспариваются. Суды пришли к выводу об отсутствии обстоятельств, смягчающих административную ответственность. (Дело № А75-21280/2019)

Дело ФАС против кировского малого предприятия за сговор на торгах по приготовлению лечебного питания


Источник изображения


Второй арбитражный апелляционный суд оставил в силе решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) против ООО «Технология диетического питания» (г. Киров), подтвердив тем самым решение суда первой инстанции. Компания является малым предприятием.

Началось с того, что ФАС возбудила дело против компании по признакам нарушения пункта 2 части 1 статьи 11 №135-ФЗ, выразившегося в заключении антиконкурентного соглашения, которое привело к поддержанию цены на торгах.

ФАС установила, что с 2015 г. по 2017 г. состав лиц, участвующих в закупках, предметом которых являлось оказание услуг по приготовлению и передаче ежедневного лечебного питания, был идентичным, а именно ООО «Столовая № 1», ООО «Здоровое питание», ООО «Технология диетического питания». С 2015 года указанные юридические лица участвовали в закупках (конкурсы с ограниченным участием) попарно: ООО «Столовая № 1» и компания; ООО «Здоровое питание» и компания. Заявки подавались практически в одно время и имели предлагаемую цену договора, совпадающую с начальной (максимальной) ценой либо с незначительным снижением, что может свидетельствовать о договоренности в целях поддержания цены на торгах. Общая сумма контрактов, заключенных ООО «Технология диетического питания», составляет 460 860 844,00 руб.

ООО «Столовая №1», ООО «Здоровое питание» и компания с 2012 по 2014 годы были участниками одной группы лиц. С 18.02.2015 ООО «Столовая № 1», ООО «Здоровое питание» остались участниками одной группы лиц (контроль со стороны Зыкина М.В.).

ФАС установлено, что в период с декабря 2016 года по август 2017 года указанными компаниями между собой заключались договоры займа на значительные суммы от 500 000 рублей до 5 000 000 рублей. Предоставление участниками закупки друг другу заемных средств и одновременное участие указанных компаний в закупочных процедурах свидетельствует о наличии между хозяйствующими субъектами отношений, выходящих за рамки обычных деловых взаимоотношений между конкурентами.

Суд согласился с выводами ФАС о нарушении пункта 2 части 1 статьи 11 №135-ФЗ. Суд учел, что государственные контракты были заключены с очень незначительным снижением цены, что нетипично для конкурентной борьбы. Указанные компании участвовали совместно в процедурах, благополучный экономический эффект от участия в которых предполагается. Компании вели себя синхронно, фактически «поделив» контракты между собой, «подыграв» друг другу. Учитывая, что заявки подавались практически в одно время и имели предлагаемую цену договора, совпадающую с НМЦК либо с незначительным снижением, то вывод о наличии договоренности в целях поддержания цен на торгах обоснован.

ФАС отметила, что в результате достижения указанными лицами антиконкурентного соглашения реализована совместная модель группового поведения, которая привела к поддержанию цен на торгах, поскольку большинство торгов завершились без снижения НМЦК, а некоторые с минимальным снижением от НМЦК.

Суд учитывает также данные проведенного ФАС мониторинга информации, содержащейся на сайте www.zakupki.gov.ru, в ходе которого выявлены закупки с установленными критериями оценки заявок, которые могли привести к ограничению конкуренции при проведении торгов. Установлено, что в исследуемых закупках устанавливались неизмеримые критерии оценки (наличие положительных отзывов по качеству и организации ежедневного лечебного питания от медицинских организаций, находящихся в черте муниципального образования «Город Киров». Подтверждается предоставлением копий отзывов, грамот, благодарственных писем от медицинских организаций, находящихся в черте города), отсутствовала методика их оценки (критерии являются субъективными). Указанные обстоятельства могли привести к сужению круга участников конкурентной процедуры.

Суд пришел к выводу, что совокупность обстоятельств, свидетельствующих о наличии антиконкурентного соглашения, установлена ФАС достоверно, в частности факт достижения соглашения и участия в нем подтверждается использованием обществами единой инфраструктуры в ходе процедур, конкурентный характер которых презюмируется, а также доверительными отношениями и устойчивыми экономическими связями, и взаимозаменяемостью одних и тех же должностных лиц в разных юридических лицах. При подготовке к торгам и в ходе их проведения действия указанных лиц, в том числе компании, свидетельствуют о совместной модели группового поведения, состоящей из действий, не обусловленных конкуренцией между участниками аукциона, а направленных на достижение победы в торгах заранее определенному лицу с наиболее возможной высокой ценой контракта. Таким образом, учитывая, что все торги завершались с минимальным снижением от НМЦК суд признал доказанным факт наличия антиконкурентного соглашения, которое привело к поддержанию цен на торгах. (Дело № А28-11809/2019)