ФАС предложила устроить передел на рынке вылова рыбы


Предложение о реформировании порядка распределения прав на добычу рыбы и морепродуктов содержится в проекте указа президента «О национальном плане развития конкуренции на 2021–2025 гг.». Его разработала и направила на межведомственное согласование Федеральная антимонопольная служба (ФАС). «Ведомости» ознакомились с текстом документа, его подлинность подтвердили два федеральных чиновника.

Необходимо перейти от исторического принципа распределения квот к распределению их на аукционах, предлагает ФАС. Замруководителя службы Михаил Евраев говорит, что это поможет развиваться рынку. Появится конкуренция за квоты, и, соответственно, будет приток новых инвесторов.

Оборот компаний, занимающихся рыболовством и рыбоводством, в 2019 г. составил 560 млрд руб., указано в утвержденной правительством Стратегии развития рыбохозяйственного комплекса России. Ожидается, что доходы этой отрасли к 2030 г. вырастут более чем в 1,5 раза до 888 млрд руб.

Росрыболовство получило от ФАС предложение перейти к распределению прав на добычу водных биоресурсов на аукционах, оно обсуждается, сообщил представитель агентства. Ведомство идею аукционов не поддерживает, говорит близкий к Росрыболовству человек.

Подавляющее большинство квот еще с начала 2000-х гг. распределяется по так называемому историческому принципу. Это значит, что квота закрепляется на основании данных о добыче компании за предыдущий период. Последний раз квоты по такому принципу закреплены с 1 января 2019 г. на 15 лет.

Также около 20% квот недавно распределено по инвестиционному принципу – в обмен на обязательство компаний построить в России новые рыбодобывающие суда или рыбоперерабатывающие заводы на суше.

«Нельзя один раз распределить квоты на всю жизнь», – считает Евраев. На аукционы надо выставлять квоты с инвестиционными обязательствами (строительство заводов, судов и т. д.), с какими именно – должно быть решено в процессе обсуждения, для начала нужно утвердить сам принцип. Это привлечет инвестиции в отрасль и в регионы, что позволит поднять уровень жизни проживающих там людей, полагает Евраев. Пользу для государства от таких аукционов уже доказала история с крабами. Квоты на них в 2019 г. были выставлены на аукционы, а доход государства превысил 140 млрд руб., напоминает он.

ФАС уже не первый раз предлагает продавать на аукционах квоты на вылов рыбы. Например, идея распространить аукционы не только на крабов, но и на рыбу содержалась в дорожной карте по развитию конкуренции – там предлагалось проводить аукционы раз в 3–5 лет. Но до сих пор это предложение не находило поддержки.

В правительство проект национального плана развития конкуренции на 2021–2025 гг. не поступал, сообщила «Ведомостям» пресс-служба правительства.

Представитель Минсельхоза не ответил на вопросы «Ведомостей».

Представителям отрасли не нравится предложение ФАС. Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) категорически не согласна с необходимостью проводить аукционы, неоднократно выступала против таких предложений. Результатом этого стало исключение пункта о проведении аукционов из ранее утвержденной дорожной карты, говорит президент ВАРПЭ Герман Зверев.

Идея ФАС противоречит позиции отрасли, промысловых компаний, Минсельхоза и Росрыболовства, вторит ему замдиректора крупнейшей в России рыбодобывающей компании УК «Норебо» Сергей Сенников. У рыбаков хотят забрать право на добычу и продать каким-то не имеющим отношения к отрасли инвесторам. Система распределения прав, основанная на историческом принципе, соответствует мировой практике: все крупнейшие цивилизованные рыбодобывающие страны – Дания, Канада, Исландия, Норвегия, Япония, США – использовали исторический принцип для распределения прав на вылов морской рыбы. «Я искренне не понимаю, на каком основании ФАС решила, что исторический принцип распределения прав – это плохо, если отрасль активно развивается и показывает хорошие финансовые результаты без дополнительного субсидирования со стороны государства», – возмущен Сенников. По его словам, ФАС, прикрываясь необходимостью развития конкуренции и защитой интересов малого и среднего бизнеса, затевает банальный передел рынка. Это в первую очередь ударит по покупателям, считает Сенников, себестоимость рыбы существенно вырастет.

Привлечение дополнительных капиталовложений в отрасли должно учитывать опыт и интересы действующих инвесторов, добавляет представитель Русской рыбопромышленной компании.

Рыба, в том числе российская, – востребованный товар в мире, говорит Сенников. В России этот бизнес интересен многим непрофильным инвесторам, но отрасль зарегулирована и попасть на этот рынок можно либо через изменение законодательства, либо через покупку уже существующего бизнеса или его части, отмечает он.

Авторы: Екатерина Бурлакова, Татьяна Романова.

Источник: Ведомости.

P.S. ФАС во второй раз готовит Национальный план развития конкуренции. Как и в первый раз, особенных прорывов нигде, кроме рыбы не намечается. Только в рыбной отрасли предлагается устроить передел, которым в прошлый раз (частично идея ФАС была реализована, 50% квот на вылов краба было распределено в 2019 г. на аукционах) воспользовалась в первую очередь Русская рыбопромышленная компания зятя Геннадия Тимченко Глеба Франка. По мнению экспертов, ФАС давно и последовательно работает в ее интересах. Примечательно, что рыбная отрасль — пожалуй, последняя высококонкурентная и прибыльная сырьевая отрасль, где пока не создана госкорпорация (какая-нибудь «Росрыба») или не доминирует приближенная к властям олигархическая компания. Но ФАС активно работает в этом направлении, в очередной раз разрушая конкуренцию и способствуя последовательной монополизации экономики страны.

Верховный суд разъяснил ФАС, что закрытая форма подачи ценовых предложений не означает, что торги яв


Источник изображения


Арбитражный суд Поволжского округа отменил решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) против ООО «Сталь+» (г. Казань), подтвердив тем самым решения предыдущих инстанций. Компания является микропредприятием. Верховный суд РФ вынес определение об отказе в передаче кассационной жалобы ФАС на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Началось с того, что ФАС возбудила дело против компании по признакам нарушения части 1 статьи 17 № 135-ФЗ, выразившегося в нарушении норм действующего законодательства при реализации имущества, а именно: торги проводились в электронном виде открытого по составу участников и закрытого по форме подачи предложений по цене, победителем признавался участник, первым предложивший максимальную цену; с участников торгов взымалась плата.

Как установил суд, в адрес ФАС поступили жалобы Зарипова А.Р. и Мошкова А.В. на действия организатора торгов ООО «Сталь+» при реализации арестованного имущества должника на электронной торговой площадке torgi-sila.ru.

По мнению ФАС, организатором торгов нарушены положения статьи 17 Закона о защите конкуренции в результате совершения им следующих действий: установленная компанией форма проведения торгов представляет собой запрос цен. Как указывает ФАС, данная форма проведения торгов не может являться открытым аукционом, так как в данной процедуре отсутствует принцип состязательности, поскольку фактически у участников торгов не имеется предпосылок для улучшения своих ценовых предложений ввиду того, что они не видят предложения других участников, а также у участников отсутствует возможность изменить свое ценовое предложение; при проведении данных торгов не соблюдается установленный в извещении шаг аукциона, так как окончательная цена формируется не в результате последовательного изменения цены на размер шага аукциона, а в результате предложения цены кратной данному шагу.

Суд указал, что форма торгов определяется собственником продаваемой вещи или обладателем реализуемого имущественного права. Реализация недвижимого имущества должника осуществляется путем проведения открытых торгов в форме аукциона. Согласно статье 448 ГК РФ открытость или закрытость аукциона зависит лишь от состава участников: открытый аукцион предполагает участие в нем любого лица, а закрытый — участие в нем специально приглашенных лиц для этой цели. При этом ни Закон об исполнительном производстве, ни ГК РФ не устанавливают, каким образом подаются предложения по цене при проведении торгов в форме аукциона. Форма подачи ценового предложения (открытая или закрытая) не относится к форме самих торгов, соответственно, закрытая форма подачи предложений по цене не меняет форму аукциона из открытого в закрытый. При этом предложения о цене государственного или муниципального имущества подаются участниками аукциона в запечатанных конвертах (закрытая форма подачи предложений о цене) или заявляются ими открыто в ходе проведения торгов (открытая форма подачи предложений о цене).

Суд также пришел к выводу о том, что ФАС не доказала наличие негативных последствий для конкурентной среды (возможность их наступления), так и причинно-следственную связь между действиями и какими-либо негативными последствиям. В чем именно выразилось нарушение конкурентной процедуры, ни ФАС, ни Зариповым А.Р. и Мошковым А.В., которые не предприняли попытки участия в них, не доказано. Доказательств, свидетельствующих о невозможности заполнения аукционной заявки, о создании препятствий заинтересованным лицам в процедуре подачи документов для участия в аукционе не представлено.

Согласно позиции суда, ФАС также не доказала, что закрытая форма предложений о цене на торгах могла привести к реализации имущества по более высокой цене, по отношению к той, которая была предложена участниками торгов в закрытых конвертах. Суды также признали несостоятельными доводы ФАС о взимании организатором торгов платы за участие в торгах. Как установлено судами, ООО «СИЛА» является оператором электронной торговой площадки «ТоргиСила», размещенной в сети «Интернет» по адресу http://еtр229.torgi-sila.ru, и на указанной ЭТП компания зарегистрирована как «организатор торгов». Никаких договорных отношений с ООО «СИЛА» компания не имеет. Единственным документом, определяющим взаимоотношения между оператором ЭТП и зарегистрированными на ней пользователям, является Регламент ЭТП. Суды установили, что Зарипов А.Р. и Мошков А.В., обратившиеся с жалобой в ФАС и, указывая, что с участников торгов взимается плата на электронной площадке, никогда не подавали заявку для участия в торгах, организованных ООО «СТАЛЬ+», а также не регистрировались на указанном сайте. Доказательств взимания ООО «СТАЛЬ+» платы на ЭТП материалы дела не содержат. Указанный в решении ФАС скриншот страницы с сайта torgi-sila.ru не принят судами в качестве надлежащего доказательства, подтверждающего факт взимания компанией платы за доступ к информационно-техническим ресурсам ЭТП «СИЛА», поскольку не отвечает требованиям относимости и достоверности доказательств — не позволяет установить, когда и кем он был сделан. Дата снятия скрин-шота на самом скрин-шоте отсутствует, в связи с чем не возможно установить дату его совершения: ФАС указанное обстоятельство в решении не исследовано. Доказательств, свидетельствующих о составлении скана с сайта torgi-sila.ru в период проведения аукциона в ходе проведения административного производства ФАС не установлено. Иных доказательств, свидетельствующих о том, что при входе на сайт torgi-sila.ru осуществляется платная регистрация, материалы административного дела не содержат. (Дело № А65-24785/2018)

Белгородская система поддержки сельского хозяйства опять не понравилась ФАС


Источник изображения


Арбитражный суд Центрального округа оставил в силе решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) против ООО «Зеленая Долина-Агро» (Белгородская область), подтвердив тем самым решения судов предыдущих инстанций. Компания является средним предприятием. Отметим, что это далеко не первый случай, когда претензии ФАС вызывают механизмы поддержки производства в Белгородской области, которые некоторые эксперты называют причиной успехов руководимой Евгением Савченко регионом и ставят в пример другим субъектам ЦФО.

Началось с того, что ФАС возбудила дело против компании по признакам нарушения статьи 16 № 135-ФЗ, выразившегося в заключении, реализации и участии в соглашении, которое привело или могло привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

Постановлением ФАС наложении штрафа по делу об административном правонарушении компания признана виновной в совершении правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.32 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и назначено наказание в виде штрафа в размере 4 679 375 руб.

Правительством Белгородской области через Департамент агропромышленного комплекса (АПК) как через подотчетный губернатору и Правительству области орган исполнительной власти, осуществляющий госрегулирование в агропромышленном комплексе, управление и координацию в установленной сфере деятельности, обеспечивающий проведение единой госполитики в сфере сельского хозяйства, при содействии Фонда продвижения как некоммерческой организации, была организована следующая схема взаимодействия. Департамент АПК в форме субсидий выделяет хозсубъектам из бюджета Белгородской области денежные средства на компенсацию части затрат на уплату процентов по инвестиционным кредитам, краткосрочным кредитам в растениеводстве и животноводстве, на оказание несвязанной поддержки в области растениеводства. Хозсубъекты, получившие названные ранее субсидии, обязаны вернуть в Фонд продвижения и в Фонд развития денежные средства в сумме, эквивалентной размеру выделенных им субсидий. При этом 15% от средств федерального бюджета, полученных сельхозтоваропроизводителями по экономически значимым региональным программам, также перечисляются указанными хозсубъектами в Фонд продвижения.

Объем средств, поступивших в Фонд продвижения о сельхозтоваропроизводителей, получивших субсидии, составляет 955 369,8 тыс. руб., что составляет 90% от суммы всех перечисленных денежных средств в 2014 году Фонд продвижения.

ФАС сделала вывод о том, что необоснованные конкурентные преимущества были получены компаниями не за счет отказа Фонда продвижения в выделении финансирования иным хозсубъектам, а за счет того, что иные хозсубъекты, действующие на рынках агропромышленного комплекса на территории Белгородской области, не были информированы о возможности получения денежных средств из Фонда продвижения.

ФАС, с которым согласился суд, сделала вывод о том, что в результате заключения и участия в ограничивающем конкуренцию соглашении как Правительства Белгородской области, Департамента АПК, так и заявителей, которые входили в одну группу лиц, являлись аффилированными лицами, возникла возможность ограничения конкуренции на рынках алкогольной продукции, растениеводства, сырого молока или консалтинговых услуг при создании экономически необоснованных преимуществ отдельным хозсубъектам.

Компании, получившие в 2014 году финансовые средства из Фонда продвижения, среди которых: ООО «СЗ ЛВЗ «Люкс», ООО «Зеленая долина — Агро» и другие в 2014 году входили в одну группу лиц, являлись аффилированными лицами или были иным образом связаны с Юдиным С.В., который в 2014 году владел долей в размере 100% и являлся генеральным директором ООО «МК «Северский Донец»; владел 90% долей ООО «Группа компаний «Зеленая долина»; владел 100% долей ООО «Нива», ООО «Зеленая долина-Агро», ООО «Молочная компания «Зеленая долина — 2», в свою очередь Юдина Е.С., владея 100% акций ЗАО «Собрание», входит в группу лиц ООО «СЗ ЛВЗ «Люкс».

Все хозсубъекты, являющиеся получателями средств из Фонда продвижения, являются получателями субсидий из федерального и регионального бюджетов по различным направлениям в рамках государственной поддержки сельского хозяйства. ФАС сделан вывод о том, что компаниями были получены необоснованные конкурентные преимущества не за счет отказа Фонда продвижения в выделении финансирования иным хозяйствующим субъектам, не являющимся участниками антиконкурентного соглашения, а за счет того, что иные хозяйствующие субъекты, действующие на рынках агропромышленного комплекса на территории Белгородской области, не были информированы о возможности получения денежных средств из Фонда продвижения. Так, Фонд продвижения в 2014 году на сайте в сети «Интернет» (www.fppp-bo.ru) не размещал информацию о порядке и условиях получения целевого финансирования, за исключением информации о конкурсе, проведенном 30 января 2014 года. В письмах Фонда продвижения, направленных им в 2014 году хозсубъектам, действующим на рынках АПК, содержится исключительно информация о возможности совершения пожертвований в адрес Фонда продвижения, но при этом отсутствуют какие-либо сведения об условиях получения финансовых средств из Фонда продвижения. При этом Фондом продвижения не проводились совещания с хозяйствующими субъектами, действующими на агропродовольственных рынках, с ними не обсуждались вопросы получения финансирования из Фонда продвижения.

Кроме того, ФАС было установлено, что хозяйствующие субъекты, действующие на рынках агропромышленного комплекса, нуждающиеся в привлечении заемных финансовых средств, не располагали информацией о возможности получения финансовых средств из Фонда продвижения. ФАС, с которой согласился суд, сделан вывод о том, что в результате заключения и участия в ограничивающем конкуренцию соглашении как Правительства Белгородской области, Департамента АПК, так и компаний, которые входили в одну группу лиц, являлись аффилированными лицами или были иным образом связаны с Юдиным СВ., возникла возможность ограничения конкуренции на рынках алкогольной продукции, растениеводства, сырого молока или консалтинговых услуг при создании экономически необоснованных преимуществ отдельным хозяйствующим субъектам.

При оценке потенциального влияния на состояние конкуренции на товарных рынках необходимо учитывать не размер денежных средств, предоставленных Фондом продвижения отдельно каждой из компаний, а совокупный экономический эффект от объема выделенных денежных средств заявителям, осуществляющим деятельность на рынках алкогольной продукции, растениеводства, сырого молока или консалтинговых услуг соответственно. Полученные от Фонда продвижения денежные средства непосредственно связаны с осуществлением ООО «Зеленая долина — Агро» (цель предоставления займа — строительство и ввод в эксплуатацию зерно-сушильного комплекса), ООО «СЗ ЛВЗ «Люкс» (цель предоставления займа — пополнение оборотных средств), деятельности на рынках алкогольной продукции, растениеводства, сырого молока, консалтинговых услуг, соответственно, вследствие чего данные субъекты могут получить возможность в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на данных рынках. Суд пришел к выводу о том, что в результате заключения и участия в установленном решением ФАС ограничивающем конкуренцию соглашении возникла возможность ограничения конкуренции на рынках алкогольной продукции, растениеводства, сырого 25 молока или консалтинговых услуг при создании экономически необоснованных преимуществ отдельным хозяйствующим субъектам. Таким образом, суд пришел к выводу о доказанности факта совершения ООО «Зеленая долина-Агро», ООО «Старооскольский ликероводочный завод» Люкс» и другими компаниями нарушения статьи 16 Закона о защите конкуренции. (Дело № А08-9286/2016)

Верховный суд снизил в 18 раз штраф ФАС на ставропольское микропредприятие за сговор на торгах по по


Источник изображения


Арбитражный суд Северо-Кавказского округа частично отменил решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) против ООО «Кристалл» (Ставропольский край), подтвердив тем самым решение судов предыдущих инстанций. Компания является микропредприятием. Верховный суд РФ вынес определение об отказе в передаче кассационной жалобы ФАС на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Штрафы на крупнейшие сырьевые компании ФАС иногда «забывает» наложить, или накладывает штраф в 5 тыс. руб. Иногда информация о наложении штрафа на «королей госзаказа» вообще пропадает с сайта ФАС, или ведомство Игоря Артемьева принимает явку с повинной от всех аффилированных с «королем госзаказа» фирм, что является прямым нарушением закона. А вот малый бизнес ФАС кошмарит по полной. Конституционный суд лаже принял специальное постановление что штрафы ФАС не должны разорять малый бизнес. Но это не помогло – суды по-прежнему отменяют или сокращают на порядок неумеренные штрафы ФАС на малый бизнес.

Началось с того, что ФАС возбудила дело против компании по признакам нарушения пункта 2 части 1 статьи 11 №135-ФЗ, что выразилось в выразившегося в реализации антиконкурентного соглашения при проведении аукционов на поставку продуктов питания путем отказа от конкурентной борьбы.

ФАС было вынесено постановление о привлечении компании к административной ответственности по части 1 статьи 14.32 КоАП в виде 1,82 млн. руб. штрафа. Решением суда признано незаконным и отменено постановление ФАС в части назначения административного наказания, штраф уменьшен до 100 тыс. рублей.

Суды признали доказанными факт заключения и реализации правопредшественником компании и иными лицами антиконкурентного соглашения и наличие оснований для привлечения к административной ответственности. Решение ФАС о нарушении компанией антимонопольного законодательства в судебном порядке не оспорено, незаконным не признано, доказательств обратного компанией представлено не было.

Суды, принимая во внимание, что нарушение №135-ФЗ совершено ООО «МСК «ГЛАВГОРСТРОЙ»» (правопредшественником компании), а компания привлечена к административной ответственности в силу части 4 статьи 2.10 КоАП, пришли к выводу о необходимости при определении размера штрафа исходить из выручки нарушителя ООО «МСК «ГЛАВГОРСТРОЙ»» от реализации всех товаров (работ, услуг) за календарный год, предшествующий году, в котором было выявлено административное правонарушение. Суды, установив, что 1/25 совокупного размера суммы выручки ООО «МСК «ГЛАВГОРСТРОЙ»» от реализации всех товаров (работ, услуг) составляет 79 320 рублей (1 983 000:25) и принимая во внимание, что размер санкции, предусмотренный частью 1 статьи 14.32 КоАП, не может составлять менее 100 тыс. руб., обоснованно признали постановление ФАС незаконным в части суммы штрафа, превышающей 100 тыс. рублей. (Дело № А63-16957/2018)

«Картельное дело» Елены Грибовой


Источник изображения


Первое уголовное дело по картельному сговору в России грозит обернуться скандалом. В Самаре летом прошлого года судья районного суда зачитала обвинительный приговор подсудимым, но в материалах дела оказался другой документ. По закону, это грубейшее нарушение и вынесенный приговор может являться не действительным, а осужденные по нему на реальные сроки предприниматель Сергей Шатило и бывший заместитель областного министра здравоохранения Альберт Навасардян выпущены из под стражи. Похожая история произошла в прошлом году в Подмосковье, тогда квалификационная коллегия судей лишила свою коллегу мантии, а приговор был отменен.

Дело в отношении директора самарской компании «Современные медицинские технологии» (СМТ) Сергея Шатило, экс-замминистра здравоохранения Самарской области Альберта Навасардяна и еще пятерых подозреваемых возбудили весной 2016 года.

К тому моменту, компания «СМТ» Сергея Шатило выиграла конкурс на ремонт и обслуживание оборудования в 23-х медучреждениях Самарской области на 768 млн рублей.

Поводом для возбуждения дела стали материалы УФАС по Самарской области. По версии следствия, а потом и суда первой инстанции, победу в конкурсе «СМТ» лоббировали чиновник областного Минздрава Альберт Навасардян и сотрудники официального представительства производителя медицинского оборудования и расходных материалов «ДжиИ» (General Electric) в России и СНГ. Для победы компания заключила антиконкурентное соглашение и выиграла аукцион на максимально выгодных для себя условиях.

Судья районного суда Самары Елена Грибова согласилась с доводами обвинения и приговорила Сергея Шатило к 3,5 годам заключения, а Альберта Навасардяна к 3 годам колонии общего режима. Остальные подсудимые получили условные сроки.

Началом этой громкой истории стало заявление в УФАС по Самарской области второго участника торгов, директора ООО «Центр эффективной хирургии» (ЦЭХ) Алексея Рогачева. Рогачев пожаловался антимонопольщикам, что чиновники не дают ему возможности участвовать в государственном аукционе, так как в документации к торгам присутствует требование к оригинальным запчастям, а глава «СМТ» Шатило в обмен на не участие в тендере предлагает заключить договор субподряда на 180 млн рублей. Именно ограничение конкуренции лежит в основе любого картельного сговора. Но судя по материалам дела, никакими конкурентами компания Шатило «СМТ» и фирма Рогачева «ЦЭХ» не были.

Вот, что было озвучено в ходе судебных заседаний: «СМТ в рамках международного дистрибьютерского договора с «ДжиИ» действовало на рынке оригинальных запчастей, в то время как у «ЦЭХа» этих возможностей не было и как следует из обращения Рогачева в УФАС, где требование оригинальных запчастей он называет «блокирующими позициями», «ЦЭХ» действовал на рынке аналоговых, т.е. не оригинальных, не сертифицированных запчастей, поэтому для «ЦЭХа» было проблематично участвовать в аукционе, на что Рогачев и жаловался в УФАС. Таким образом, «ЦЭХ» объективно не являлся конкурентом для «СМТ» на товарном рынке оригинальных (сертифицированных) запчастей и с ним не могло быть заключено антиконкурентное соглашение.

Довод прокуроров … о том, что почему же тогда «СМТ» готово было взять «ЦЭХ» на субподряд, не учитывает того обстоятельства, что в рамках субподряда «ЦЭХ» не имел бы отношения к поставкам запчастей, а занимался бы выполнением работ под контролем «СМТ» как генподрядчика».

Странности в действиях заявителя и директора «ЦЭХ» Алексея Рогачева проявляются с 8 апреля по 11 мая 2016 года, когда происходят все основные события. Согласно материалам судебных заседаний в этот период Рогачев провел переговоры о субподряде, параллельно готовился к аукциону, подписал предварительный договор с «СМТ», параллельно вышел на аукцион и внес значительный обеспечительный платеж, через день его отозвал и не стал участвовать в аукционе. Как выяснится позже, уже в это время в УФСБ по Самарской области лежало его заявление о преступлении и жалоба на картельный сговор в УФАС.

«В России довольно часто коммерческие конфликты начинают разрешаться с помощью уголовно-правовых средств, а не с помощью средств гражданского права, – говорит эксперт по картельному сговору Александр Осетинский. — Компания «СМТ» является дистрибьютером одного из крупных поставщиков медицинской техники и расходных материалов. Абсолютно всем очевидно, что вопрос о том, качественные ли комплектующие поставляются к медицинской технике, в частности к томографам, установленным в больницах – это вопрос большой общественной значимости. Если у нас в больницах будет стоять не качественная продукция, то это приведет к тому, что нас всех будут неправильно лечить. Инициатор этого уголовного дела, он тоже является поставщиком и участником этого рынка, но он не является официальным дилером. И можно допустить, что в этом деле решается конфликт между авторизованными и, скажем мягко, не авторизованными поставщиками запасных частей и материалов для медицинской техники».

Любопытный факт – спорный тендер, победителем которого в конечном итоге стало «СМТ» Сергея Шатило, был выполнен в полном объеме и даже подписаны акты приемки. А областной Следственный комитет возбудил дело всего лишь о покушении на ограничение конкуренции. И то, только через полгода после выигрыша на аукционе компании «СМТ».

Тем не менее, судья Грибова установила, что покушение на картельный сговор состоялось, а подсудимые извлекли доход в особо крупном размере. По мнению следствия, он составил 758 млн рублей. Правда, ни суд, ни предварительное следствие никаких финансовых экспертиз не проводили.

«У нас есть статья 12.34 КоАП, и если доход до 50 млн не достигнут, то соответственно лица должны привлекаться к административной ответственности, а не к уголовной, — объясняет защитник Альберта Навасардяна Андрей Карномазов. — В нашем уголовном деле считается, что картель был пресечен в момент заключения картельного соглашения, и соответственно доход не был извлечен вообще и лица были обвинены в покушении. В течение полугода уголовное дело не возбуждали, ждали, пока то соглашение, которое правоохранительные органы посчитали преступным, будет реализовано, а общая сумма прибыли достигнет 50 млн рублей и только потом возбудили уголовное дело. При таких обстоятельствах, подумайте сами, был ли пресечен этот картель и не выращивался ли он искусственно, чтобы достигнуть общей суммы в 50 млн рублей дохода».

Как считать доход? По словам адвокатов, доход Сергея Шатило от картельного сговора в материалах уголовного дела взят следователем по цене соглашения с Рогачевым и вменен как покушение на картель.

«При этом не понятно – мы должны считать общую выручку (вал) или мы должны считать чистый доход за вычетом всех расходов, которые имели место», — задает риторический вопрос Андрей Карномазов.

«С моей точки зрения, более правильный подход, это тот, который предлагают предпринимательское сообщество. Они говорят, что как минимум из выручки по госконтрактам нужно вычитать те суммы, которые достаются поставщикам, — объясняет «Совершенно секретно» старший научный сотрудник РАНХиГС при Президенте РФ, член Экспертного совета при Правительстве РФ Вадим Новиков. — Что-то в любом случае является себестоимостью продукции, а не доходами предпринимателей, о которых идет речь. Но даже и это не вполне правильно. 178 статья УК говорит не про доход от сделки, а про доход от нарушения. Нужно разбираться не какой доход получил предприниматель, а насколько увеличился доход предпринимателя в результате нарушения. То, как трактует доход в данном деле ФАС и Следственный комитет, с моей точки зрения, кардинально завышает доходы предпринимателя Сергея Шатило и других его коллег по делу.

Наиболее скандально здесь то, что этот объявленный доход, пусть и толком не исследованный, по сути, не был получен. Сказано, что они собирались получить этот доход. Эта правовая конструкция, когда говорится про покушение на получение дохода, по существу полностью стирает границы между административными и уголовными делами, потому что следственные органы всегда могут сказать, что картель надеялся существовать настолько долго, чтобы получить тот самый крупный доход, для того чтобы считать это дело уголовным. Дело Сергея Шатило создает риски для всех предпринимателей, потому что вот этот размер дохода от картельного сговора, является одним из ключевых, так как на кону не просто штраф, не просто деньги, а свобода человека. И этот экономический вопрос должен исследоваться особенно тщательно».

В 2016 году Верховный Суд РФ давал обзор административных дел, где указал: применительно к антимонопольной административной статье нужно считать именно чистый доход.

«И когда осенью обсуждался законопроект по изменениям в ст. 178 УК, заместитель председателя Верховного суда Владимир Давыдов, взяв за основу решения Президиума из обзора 2016 года, указал, что считать из общей выручки неправильно», — рассказывает адвокат Андрей Карномазов.

Защитникам Сергея Шатило пришлось делать то, чего не сделали ни следователь, ни судья – заказать независимую экспертизу в государственном учреждении – в данном случае в Северо-Западном центре судебной экспертизы Министерства юстиции.

После анализа всех данных, выводы экспертов не вызывают двоякого толкования: «Размер дохода, полученный «СМТ», вследствие возможного соглашения, направленного на ограничение конкуренции (картельного соглашения) между … «СМТ» и «ЦЭХ» по аукциону на закупку и выполнение работ по техническому обслуживанию и ремонту дорогостоящего медицинского оборудования… составляет не более 11 809 534,03 рублей».

Другими словами, если бы судья в самом начале уголовного процесса отправила бы материалы дела на экспертизу, то и рассматривать было бы нечего.

Еще один важный вопрос, который поставила перед судебным сообществом судья самарского суда Елена Грибова: должны ли следствие и уголовный суд доказывать, что имело место картельное соглашение? По словам юристов, в «самарском деле» никто этого не доказывал вообще.

«Было просто взято решение УФАС, и на этом основании был сделан вывод, что имеется картель. Но ведь решение антимонопольного органа – это административное решение. И в силу 90 статьи УПК оно не обладает никакой приюдицией. Брать его за данность и вставлять в состав уголовного преступления невозможно», — заключает адвокат Карномазов.

31 июля 2019 года судья районного суда Самары Елена Грибова вышла из совещательной комнаты с составленным и подписанным ею приговором Сергею Шатило, Альберту Навасардяну и остальным пяти подсудимым. Оглашение длилось 6 часов. Все это время в зале заседания открыто велась видеозапись, присутствующими журналистами. Судья Грибова по ходу оглашения неоднократно делала пометки в приговоре. В какой-то момент, когда судья поправляла бумаги, на запись попал последний лист приговора.

На нем четко видна подпись судьи. Завершив оглашение приговора суда, Елена Грибова удалилась из зала заседания. Какого же было удивление защитников осужденных, когда в уголовном деле они увидели вместо оригинала другой документ, не тот, который составлялся и подписывался в совещательной комнате, а затем был оглашен 31.07.2019.

«Процедура оглашения приговора у нас носит публичный характер и его исполняет суд, в частности председательствующий, — говорит адвокат Сергея Шатило Вячеслав Земчихин. — Этот порядок призван вызвать уважение к судебной власти. В нашем случае, есть основания полагать, что приговор в отношении Сергея Шатило и Альберта Навасардяна был подменен. В зале судебного заседания, когда оглашался приговор по данному делу, велась видеосъемка. Мы ее посмотрели и обнаружили, что суд в процессе оглашения приговора делает правки в текст приговора ручкой, причем неоднократно. С точки зрения закона тот экземпляр приговора, который держит в руках председательствующий, и в который вносит правки, является оригиналом, в этом виде он должен находиться и в материалах уголовного дела. Когда мы заглянули в материалы уголовного дела, то мы этого экземпляра там не обнаружили. Мы обнаружили там иной документ, я не могу его назвать приговором, в котором нет ни исправлений, которые делала судья, не совпадает ни количество листов, ни количество абзацев, ни текст, который был оглашен судьей 31.07.2019 . Все это подтверждается видеосъемкой, где председательствующая судья, поправляя листы, показывает последнюю страницу приговора, который подписан судом.

Количество строк, количество абзацев, которые там содержатся, ни информация не совпадает с тем, что у нас находится в материалах уголовного дела. С точки зрения закона – это не тот документ, который судья подписала в совещательной комнате и огласила».

Подозрения адвокатов подтвердились после результатов экспертизы и по этому факту. Эксперты «Содружества экспертов Московской государственной юридической академии имени Кутафина» просмотрев видеозапись и сравнив ее с финальным приговором вложенным в дело, в своем заключении сделали вывод – им на исследование были предоставлены два разных документа. Что из этого следует?

Чтобы ответить на этот вопрос обратимся к истории подмосковной судьи Виктории Поляковой из города Химки. В ноябре прошлого года Квалификационная коллегия судей Московской области лишило Полякову мантии судьи за систематические нарушения в работе судьи. В частности, по одному из дел было установлено, что часть итогового решения судьи полностью совпадает с обвинительным заключением, вплоть до орфографических ошибок. Приговор был отменен. По другому делу, копия приговора была вручена защитнику осужденного, который заметил, что одна из страниц отличается от оригинала. В частности, имелись различия в перечислении смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Другими словами, подмена приговоров — это грубейшая процессуальная ошибка судьи, за которой следует не только отмена и пересмотр ее решения, но и лишение полномочий. Вне зависимости от смысла одного и второго документа. Из совещательной комнаты судья выходит с составленным и подписанным решением и оригинал этого процессуального документа должно лежать в материалах уголовного дела. А если приговор подменили, и он не действителен, то, следовательно, и решение о мере пресечения – содержание под стражей, автоматически перестает действовать. На все эти вопросы и должна в самый короткий срок ответить апелляционная инстанция Самарского областного суда.

Летом 2014 года самарский предприниматель Сергей Шатило запустил в областной столице строительство международного медицинского центра «Клиника Сердца». Будущий кардиохирургический центр размером в 25 тыс. кв. м должен был выполнять до 11,5 тыс. операций на сердце в год и привлечь лучших специалистов страны. Запущенный медицинский центр по расчетам специалистов полностью должен был покрыть потребности Самарской области и пациентов из других регионов в борьбе с сердечными заболеваниями.

Стройка стала останавливаться в 2016 году, в тот самый момент, когда против Шатило возбудили уголовное дело. До запуска клиники оставалось совсем не много, на сегодняшний момент готовность объекта оценивается в 80%. За это время в области поменялась власть, будущие контракты области с клиникой расторгнуты, перспективы завершения строительства туманны, за то активизировались посредники с предложениями купить недостроенный объект с большим дисконтом. По нашим данным, были даже попытки обанкротить «СМТ» Сергея Шатило, которая владеет «Клиникой Сердца». (Арбитражное дело № А55-32971/2018).

Заявление на банкротство подала одна из больниц, а его рассмотрение длилось более года. При этом интересы больницы представляли не только штатные юристы, но и привлеченные со стороны специалисты по банкротству. В этом споре арбитраж встал на сторону «СМТ» и отказал во введении процедуры банкротства, не допустив продажу крупнейшего медицинского областного центра за копейки на контролируемых торгах. Как это часто случается в нашей стране при конкурсных производствах.

Что касается нескольких подчиненных Сергея Шатило, которые в рамках дела о картельном сговоре так же признаны виновными и были приговорены к условным срокам, а в российских судебных реалиях это равнозначно оправдательному приговору, понимают, что правоохранительные органы в лице прокуратуры от них не отстанут и в апелляционном представлении продолжают настаивать не на условном, а на реальном сроке. Чтобы было понятно о чем речь, уголовный срок, пусть и условный, получил молодой инженер всего лишь «распечатавший» договор.

Автор: Игорь КРАТОВ.

Источник: Совершенно секретно.

Дело ФАС против малого предприятия за «кооперацию» в конкурсе на поставку школьного питания устояло


Источник изображения


Арбитражный суд Центрального округа оставил в силе решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) против ООО «Полуфабрикат» (г. Калуга), подтвердив тем самым решения предыдущих инстанций. Компания является малым предприятием. Верховный суд РФ вынес определение об отказе в передаче кассационной жалобы компании на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Началось с того, что ФАС было возбуждено дело против компании по признакам нарушения пункта 2 части 1 статьи 11 № 135-ФЗ, выразившегося в заключении соглашения при проведении конкурса с ограниченным участием на оказание услуг по организации централизованного горячего питания обучающихся муниципальных бюджетных общеобразовательных учреждений МО «Город Калуга», которое привело к поддержанию цен на торгах.

Постановлением ФАС компания была привлечена к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.32 КоАП РФ, с назначением наказания в виде административного штрафа в сумме 3 843 761 рубля 68 копеек.

В ходе рассмотрения дела ФАС, изучив рынок оказания услуг по организации централизованного горячего питания обучающихся муниципальных бюджетных общеобразовательных учреждений МО «Город Калуга» за период 2014-2015 годы, пришла к выводу, что на данном рынке действовали следующие субъекты: ООО «Русь», ООО «Калужская продовольственная компания», ООО «Калужский комбинат школьного питания», ИП Сарычева Т.С., ИП Денисов СВ. ООО «Полуфабрикат» до 2016 года на указанном рынке свою деятельность не осуществляло.

Одним из требований, установленных конкурсной документацией, являлось наличие у участника закупки за последние три года до даты подачи заявки исполненного контракта на оказание услуг общественного питания, стоимость которого должна составлять не менее 20 процентов начальной (максимальной) цены контракта (НМЦК). ФАС установила, что такие контракты отсутствовали у ООО «Русь», ООО «Партнер», ООО «Калужская продовольственная компания» и ООО «Калужский комбинат школьного питания», в отличие от ООО «Полуфабрикат».

Одним из нестоимостных критериев оценки конкурса являлась обеспеченность участника трудовыми ресурсами, заключение таких трудовых договоров и включение их в состав заявки давало участнику закупки возможность получить большее количество баллов и, соответственно, повышало его шансы стать победителем конкурса. В рамках проводимого конкурса с ограниченным участием между обществами была достигнута договоренность, согласно которой ООО «Полуфабрикат» принимало участие в конкурсе и в случае признания его победителем привлекало к исполнению контрактов (договоров) остальных участников соглашения.

До подачи заявок на участие в конкурсе с ограниченным участием между ООО «Полуфабрикат» и отдельными сотрудниками ООО «Русь», ООО «Партнер», ООО «Калужская продовольственная компания» и ООО «Калужский комбинат школьного питания» были заключены трудовые договоры, которые в дальнейшем не были реализованы, но вошли в состав заявки ООО «Полуфабрикат» на участие в конкурсе.

По мнению суда, данные обстоятельства правомерно расценены ФАС как то, что ООО «Русь», ООО «Калужская продовольственная компания», ООО «Калужский комбинат школьного питания» путем предоставления возможности привлечения данных организаций через договоры аутстаффинга к оказанию услуг по организации централизованного горячего питания обучающихся муниципальных бюджетных общеобразовательных учреждений МО «Город Калуга». А также предоставления возможности заключения с сотрудниками указанных организаций трудовых договоров, создали для ООО «Полуфабрикат» необходимые условия для участия в конкурсе с ограниченным участием, признания победителем. А также исполнения договоров, заключенных с заказчиками по итогам проведения конкурса.

По мнению суда, участники антиконкурентного соглашения своими действиями способствовали победе ООО «Полуфабрикат» на конкурсе по нестоимостному критерию оценки, сохраняя при этом свое участие на рынке оказания услуг по организации централизованного горячего питания обучающихся муниципальных бюджетных общеобразовательных учреждений МО «Город Калуга». (Дело № А23-923/2018)

Дело ФАС против порта Находки за нерассмотрение заявок на выдачу пропусков устояло в кассации


Источник изображения


Арбитражный суд Дальневосточного округа оставил в силе решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) против ОАО «Терминал Астафьева» (Приморский край), подтвердив тем самым решения предыдущих инстанций. Верховный суд РФ вынес определение об отказе в передаче кассационной жалобы компании на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Началось с того, что ФАС возбудила дело против компании по признакам нарушения пункта 9 части 1 статьи 10 №135-ФЗ, выразившегося в создании препятствий к доступу на товарный рынок ООО «ВИСС Восточный», что привело/могло привести к ущемлению интересов последнего, а также ограничению конкуренции на рынке услуг по агентскому обслуживанию морских судов на территории терминала.

АО «Терминал Астафьева» является оператором морского терминала в морском порту Находка, использует в данном порту якорные стоянки и причалы, на которых осуществляется обслуживание судов, а также погрузочно-разгрузочные работы в отношении морских грузов. Суды пришли к выводу о занятии ОАО «Терминал Астафьева» доминирующего положения в морском порту Находка в пределах принадлежащих ему объектов инфраструктуры. Как следует из содержания Правил режима в морском грузопассажирском постоянном многостороннем пункте пропуска через государственную границу РФ Находка, утвержденного Приказом ДВТУ Росграницы от 26.07.2012 № 67 (далее – Правила режима), обеспечение режима в пункте пропуска возложено, в числе прочего, на ОАО «Терминал Астафьева», относящегося к числу субъектов транспортной инфраструктуры. Учитывая, что услугу по оформлению и выдаче пропусков для прохода на свои объекты транспортной инфраструктуры осуществляет исключительно терминал, суды признали, что ОАО «Терминал Астафьева» обязано соблюдать запрет о недопустимости создания препятствий доступу на товарный рынок и без правовых оснований не ограничивать допуск сотрудников иных хозсубъектов, осуществляющих деятельность по агентированию морских судов на территории принадлежащих обществу объектов транспортной инфраструктуры.

Судебными инстанциями установлено, что поданные сотрудниками ООО «ВИСС Восточный» и ООО «Вега Плюс» заявки на проход и проезд на территорию ОАО «Терминал Астафьева» содержали всю необходимую информацию, соответствовали Правилам режима. Вопреки убеждению терминала, само по себе отсутствие договора с названными компаниями не является препятствием для оформления временных пропусков. Таким образом, согласно позиции судов, ФАС правомерно усмотрела в действиях терминала , занимающего доминирующее положение на рынке услуг в порту в географических границах объектов транспортной инфраструктуры, находящихся в ведении ОАО «Терминал Астафьева», по факту оставления без рассмотрения заявок на выдачу пропусков для сотрудников ООО «ВИСС Восточный» для прохода/проезда на территорию порта нарушение пункта 9 части 1 статьи 10 №135-ФЗ, результатом чего является или могло явиться создание препятствий к доступу на товарный рынок ООО «ВИСС Восточный», что повлекло или могло повлечь ущемление интересов последнего, а также ограничение конкуренции на рынке по агентскому обслуживанию морских судов на территории ОАО «Терминал Астафьева». (Дело № А51-18150/2018)

Как в деле о рекламном картеле схлестнулись МГУ и Курский госуниверситет: кассация отменила решение


Источник изображения


Арбитражный суд Центрального округа после повторного рассмотрения дела отменил решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) в отношении ИП Кастыкина А.Ф. Верховный Суд РФ вынес определение об отказе в передаче кассационной жалобы ФАС на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Дело началось с того, что ФАС проанализировала документы о проведении Комитетом архитектуры и градостроительства города Курска открытого аукциона на право заключения договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций на объектах муниципальной собственности Курска на основании ст. 19 закона «о рекламе» (38-ФЗ), всего 70 лотов.

Согласно протоколу, заявки на участие в данных торгах были поданы пятью претендентами: ООО «АПР-Сити/ТВД», ООО «Городская реклама», ИП Кастыкиным А.Ф., ИП Бухлаевым Е.П., ИП Безруковой Т.Д. Все претенденты допущены аукционной комиссией к участию в торгах. При этом всеми ими заявки на участие в торгах поданы в отношении нескольких лотов и внесены соответствующие задатки, предусмотренные документацией об аукционе. ФАС установила факт заключения устного соглашения между ООО «АПР-Сити/ТВД», ИП Бухлаевым Е.П., ИП Безруковой Т.Д. и группой лиц в составе ИП Кастыкина А.Ф. и ООО «Городская реклама» о разделе лотов между претендентами, и поддержании минимальной цены по каждому лоту путем уклонения от подачи ценовых предложений участниками, заявившимися для участия в торгах по соответствующим лотам, за исключением заведомо определенного данным соглашением победителя.

ФАС возбудила дело в отношении указанных лиц по признакам нарушения, предусмотренного п. 2 ч. 1 ст. 11 135-ФЗ (сговор на торгах). При этом все участники аукциона представили в ФАС пояснения и расчеты, согласно которым они руководствовались исключительно собственными экономическими интересами, и подавали ценовые предложения только в отношении тех лотов, по которым участие в торгах считали экономически целесообразным с учетом сложной экономической ситуации, изменения курсов валют и падения спроса на рекламные услуги в конце 2014 года. ФАС сделала вывод о наличии сговора между участниками основываясь на экспертном заключении профессора кафедры программного обеспечения и администрирования информационных систем, проректора по учебной работе Курского государственного университета Кудинова В.А. Из заключения следует, что вероятность получения имеющих место в рассматриваемой ситуации результатов торгов без заведомой информированности и согласованности действий участников данного аукциона близка к нулю. ООО «АПР-Сити/ТВД» представило в суд экспертное заключение, выполненное группой экспертов – сотрудников экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова с применением методов математического анализа, теории вероятности, теории игр и математической статистики, согласно которому:

— возможны наблюдаемые результаты открытого аукциона — победа одного из участников по начальной цене по всем 67 лотам в отсутствие ценовых предложений других участников, учитывая, что по каждому лоту у «победителя» имелись соперники от 1 до 4-х, зарегистрировавшиеся для участия в торгах по этим лотам и имевшие возможность подачи ценового предложения, однако не сделавшие этого — без полной информированности каждого участника о поведении и намерениях других участников торгов. Такая возможность была продемонстрирована с помощью аппарата теории игр;

— нет оснований полагать, что наблюдаемый результат является следствием любого несоответствия поведения компаний -добросовестному и несогласованному, в том числе сговору всех компаний или части компаний. Вероятность того, что наблюдаемый результат является следствием добросовестного, несогласованного поведения компаний составляет как минимум 60%.

Таким образом, суд счел возможным принять во внимание довод участников аукциона о том, что экспертное заключение, выполненное экспертами МГУ, не опровергает выводов специалиста, на которые ссылается ФАС в обжалуемом решении, и не содержит противоположных выводов об отсутствии соглашения между участниками торгов и совершении каждым из них самостоятельных действий, не обусловленных действиями других претендентов. В итоге Суд посчитал, что ФАС не представила полных доказательств о наличии антиконкурентного соглашения между участниками. (Дело № А35-10181/2015)

Начальник "антикартельного" управления ФАС Тенишев боится дискуссии


Источник изображения


13 февраля 2020 года в агентстве «Росбалт» состоялась пресс-конференция «За картельный сговор — реальный срок: громкая история с ремонтом томографов для самарских больниц».

На нее был приглашен в качестве спикера директор Института повышения конкурентоспособности Алексей Ульянов. Однако за день агентство сняло его участие и выступление в связи с давлением пресс-службы ФАС России (руководитель пресс-службы — Ирина Кашунина). Со ссылкой на начальника управления по борьбе с картелями Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Андрея Тенишева представители пресс-службы заявили, что в случае присутствия Ульянова представители ФАС России откажутся от участия в пресс-конференции. Отметим, что это далеко не первый случай, когда пресс-служба и руководство ФАС России оказывает давление на СМИ, организаторов конференций и круглых столов с требованием исключить экспертов, имеющих альтернативную точку зрения, и на аргументы которых представителям ФАС нечего сказать.

Однако Тенишев рано праздновал победу. На пресс-конференции борца с картелями ждал неприятный сюрприз — встреча лицом к лицу с Вячеславом Земчихиным, адвокатом совладельца самарской компании «Современные медицинские технологии» Сергея Шатило, проходящего по делу о картельном сговоре, и Андреем Карнамазовым, защитником заместителя министра здравоохранения Самарской области Альберта Навасардяна. И Шатило, и Навасардян являются обвиняемыми по делу о карательном сговоре.

Тенишев попытался сбежать с пресс-конференции, но на выходе стояли камеры, и его позорное и трусливое бегство немедленно было бы размещено в youtube. Страх Тенишева понятен, он, как и его руководитель Игорь Артемьев предпочитают общие фразы о пользе антимонопольной политике и вреде картелей, но как черти ладана, боятся обсуждать конкретные дела и решения ФАС. Потому что их анализ показывает — дела бью по малому бизнесу и добросовестным участникам рынка, за делами ФАС очень часто торчат уши крупных монополистов или откровенных мошенников, в своих делах ФАС постоянно демонстрирует чудовищную некомпетентность, двойные стандарты, а подчас откровенное вредительство.

Самарское дело, по которому впервые вынесен приговор по ст. 178 УК РФ с реальным сроком, заслуживает самого пристального внимания. Возбужденное по доносу фирмы, поставляющей контрафакт, прошло с массой процессуальных нарушений и подлогов. Дохода участники не извлекли, поэтому приговор (2 реальных срока и 6 условных) люди получили за планировала (!) извлечь доход в особо крупном размере. Ст. 178 использовали не саму по себе, а в связке со статьей о покушении «в зависимости от роли каждого они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «а» «в» ч. 2 ст. 178 УК — покушение (!) на ограничение конкуренции. Все это очень напоминает нашумевшее дело «Сети».

У находящегося в СИЗО Сергея Шатило по недоброй российской традиции отбирают бизнес- дело всей его жизни.

Но самое интересное, никакого картеля вообще не было. Больницы закупали сложное оборудование, обратились к областному Минздраву за консультацией, который нашел всего 2 компании, способные такое оборудование поставлять. С ними провели конкурентные переговоры, сформировали схему закупок запчастей и обслуживания, утрясли цену на 100 млн. руб. (т.е. сэкономили для бюджета). Но по нашему «замечательному» №44ФЗ необходимо было провести аукцион, по итогам которого второй участник получил субподряд. За такую схему (и ТЗ нормальное выработали, и деньги для бюджета сэкономили, и конкуренцию на рынке поддержана, т.к. малый участник получил субподряд, и схему выработали, чтобы оборудование реально работало, а не стояло без дела, как это часто у нас бывает) в Европе бы наградили. Но в РФ люди получили тюремные сроки, т.к. ФАС представил ситуацию как злостный картель (сговорились изначально, участники получили преимущество, т.к. знали о торгах заранее — интересно преимущество перед кем — никого другого на рынке просто не было. А субподряд — механизм поддержания конкуренции — также стал доказательством сговора.

Тенишев разглагольствовал и «самой лучшей в мире» системе госзакупок, которой ни в одной стране больше нет, и которая должна была исключить сговоры в принципе (жалко только, по его словам, что с народом не повезло, русский народ патологически склонен к картелям). Той самой системе госзакупок, которая противоречит здравому смыслу и которую почему-то развитые страны не спешат у себя внедрять. Та самая, которая убивает и науку, и производство, и конкуренцию, и генерит сговоры. Говорил он и другом замечательном деле о «картеле» 90 малых швейных фирм по пошиву формы для МВД. Том самом, где ФАС зачистила малый производственный бизнес и организовала монополизацию поставок в лице давнего друга Артемьева из БТК груп.

Примечательно, что пресс-служба ФАС со ссылкой на Тенишева двух экспертов — Директора института госзакупок Храмкина Андрея и Виталия Дианова партнера юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner Russia. Храмкин и его институт являются давними адептами аукционного крена и процедурного контроля, на совести которых перерасход не менее 2 трлн. руб. бюджетных средств ежегодно и колоссальная коррупция в госзаказе. Дианов выступал более тонко, но всё же похвалил картельную практику ФАС, ту ту самую, где 70-90% дел против малого бизнеса, и более половины судебных отмен за незаконные решения. ФАС часто работает в интересах иностранных ТНК, и иностранные юристы часто поддерживают ФАС и ставят ему высокие оценки.

Суд снизил штраф ФАС на московское микропредприятие за сговор на торгах по размещению рекламы


Источник изображения


Четвертый арбитражный апелляционный суд оставил в силе решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) против ООО «А2» (Московская обл.), снизив штраф на компанию и изменив тем самым решение суда первой инстанций. Компания является микропредприятием.

Началось с того, что ФАС возбудила дело против компании по признакам нарушения пункта 2 части 1 статьи 11 №135-ФЗ, выразившегося в заключении соглашения между организатором торгов с участниками этих торгов, что привело к ограничению конкуренции.

Постановлением ФАС ООО «А2» была признана виновной в совершении административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ч.2 ст.14.32 КоАП РФ, и ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере 529 242 руб.

ФАС установила, что о проведении аукциона на размещение наружной рекламы из открытых источников узнать было невозможно, поскольку извещение было опубликовано после проведения аукциона; к участию в аукционе были допущены участники, чьи заявки не соответствовали установленным извещением требованиям; возможность ООО «А2» подготовить и подать надлежащим образом оформленную заявку на участие в аукционе свидетельствует по мнению ФАС о заключении компанией устного соглашения с ООО «ИК ТРЕЙД», ООО «Элемент», ИП Лукьяненко А.И., ООО «Стрелец-Медиа», ИП Воробьевым В.В., Комитетом по управлению имуществом администрации городского округа Кашира, главой городского округа Кашира Московской области Спасским А.П., что привело к ограничению конкуренции на рынке наружной рекламы г. Кашира.

Таким образом, ФАС пришла к выводу о том, что в целях получения мест под установку и эксплуатацию рекламных конструкций на земельном участке, здании или ином недвижимом имуществе, находящемся в собственности г. Кашира без конкурентной борьбы, предусмотренной законодательством РФ, ООО «А2» вступило в сговор с означенными лицами. Суд согласился с выводами ФАС, признал ее решение законным, но снизил размер назначенного штрафа до 394 720 руб. (Дело № А40-690/19)